Бедность в россии не порок, а образ жизни

Сегодня мы раскроем тему: "Бедность в россии не порок, а образ жизни". Здесь собрана и агрегирована полезная тематическая информация. Если в процессе чтения возникли вопросы, то вы можете их сразу же задать дежурному консультанту.

Бедность как порок: либеральные мифы о нищете русских

Как ещё давно высказался великий российский драматург, Александр Островский в своей одноимённой пьесе: бедность не порок. Но всё же бедность и нищета — в своё время одни из самых серьёзных проблем России. Послереволюционная пора, рассвет либерализма в 90-е годы: уровень жизни в стране опускался чуть ли не до самого дна, но Россия всегда выбиралась из самых тяжелейших ситуаций. Вначале железной рукой Иосифа Сталина, затем стараниями Владимира Путина. И при этом всегда находились люди, готовые обрушить волну критики на курс проводимый государством. Тогда — сбежавшие на Запад, так называемые диссиденты, сегодня — в открытую орудующие в самой стране, несистемные оппозиционеры. Именно они провокационно пытаются расшатать ситуацию в стране, лукаво играя с общим показателем нищеты и бедности в государстве, а иногда и вовсе занимаясь обычным подлогом.

Упорно налегая на то, что страна по уровню жизни населения до сих пор плетётся «в самом хвосте» «золотого миллиарда», термина, кстати говоря, придуманного на Западе, отечественные либералы ещё с начала 2000-х выработали целую серию мифов о запредельно низком уровне жизни в «пропутинской» России. Мифов, с помощью которых они до сих пор, искусно используя СМИ, продолжают навязывать россиянам, абсолютно невзирая на данные официальной статистики, бедственное, буквально находящееся на грани краха положение страны. Самые избитые и нелепые из них в нашем обзоре.

Источник фото: fritzmorgen.livejournal.com

Миф первый и главенствующий: низкий средний уровень жизни — норма для России.

Основной показатель, который характеризует средний уровень жизни граждан во всём мире и, который столь упорно любят использовать представители российской оппозиции — средняя заработная плата. Мол, в пересчёте на доллары или евро это мизер по сравнению со странами Евросоюза. К примеру, на начало 2015 года средний уровень зарплаты по России составлял чуть выше 30000 рублей: цифра, действительно, средняя и по сравнению с западными странами не очень большая. Факт.

Поэтому именно с него и начинаются все искусные подтасовки, благодаря которым от граждан утаивают, что для объективной оценки уровня жизни населения какой-либо страны мало простых данных о том сколько в среднем зарабатывает каждый её житель. Согласитесь, если гражданин той же Германии, зарабатывающий в 3-4 раза больше, чем рядовой россиянин, тратит на коммунальные услуги, на подоходный налог, на взносы по медицинской страховке, на платное высшее образование, наконец на то, что бы найти себе жильё в безопасном, не заселенном мигрантами районе, львиную долю своей месячной зарплаты, разве это говорит — он живёт лучше русского? Нет. Отсюда и получается, что хоть в странах ЕС средний заработок и выше, но и траты, на те государственные услуги, которые в России практически бесплатны, там несоизмеримо больше. Поэтому судить о среднем уровне жизни в стране, в первую очередь, необходимо комплексно, а не выдёргивая отдельные, настолько удобные для оппозиции данные из статистики.

Ну, а если уж и обращаться к этой точной науки с другой стороны, характеризующий не уровень заработной платы в России, а её ежегодный процентный прирост, то выяснится: с 1990 по 2014 в среднем он суммарно составил около 2,8%, что превосходит даже аналогичный показатель СССР с 1970 года. Причём с начала 2000-х данная характеристика не опускалась ниже 5%, а иногда превышала и 20% за год.

В итоге: зарплаты в стране стабильно растут, огромная часть государственных услуг бесплатна, налоги на доходы невелики — зарабатывай и живи себе в радость. Ты не в Европе — твои честно заработанные деньги не отберут. Какие тут могут быть разговоры о низком уровне жизни?

Миф второй: помимо низкого уровня жизни, в России ещё и колоссальное количество бедных.

Как видно из названия мифа, отечественная либеральная публика банально развила первый домысел: дескать, в стране маленькая зарплата, плюсом к этому далеко не все россияне способны обеспечивать себя сами, а значит и нищета должна быть на огромном уровне. Если считать первый миф истиной, то всё выглядит действительно логично. Но, во-первых, его лживость доказана ранее, а во-вторых, опять столь нелюбимая оппозицией статистика.

Согласно данным Росстата, уровень бедности в стране оставался приблизительно постоянным, несмотря на экономические спады 2008-2009 и 2014-2016 года, и в среднем не превышал 16%. Более того, в 2012 году данный показатель экономического благополучия развитых государств был подсчитан Всемирным банком и для сравнения составил 12,2 % для России, с тенденцией на снижение и 15,7% для США с тенденцией к росту.

Источник фото: ruxpert.ru

Впрочем, и эти данные, некоторые ратующие за «благополучие народа» деятели, умудряются пустит себе на пользу. Мол, смотрите — число бедных по официальной статистике выросло почти на 10 миллионов за первый квартал 2015 года, вот, до чего страну довела власть, пора её менять и прочее, прочее, прочее.

Да, сей факт действительно имеет место быть, статистика не врёт, но масштаб всей трагедии явно искусственно завышается. Россия не Эстония, не Финляндия, не Австрия и не Дания, поэтому пресловутые несколько миллионов человек, оказавшихся за чертой бедности, от всего населения России составляют не более 7-8% процентов. Что, самой собой, не повод для гордости, но и вовсе не основание для всеобщей паники и отставки правительства; по тем же данным уже через два квартала цифра снижается на 5 миллионов, а очередной пик уровня бедности благополучно пройден.

В целом же бедность всегда была и осталась бичом всех стран мира и подходить к её объективной оценке стоит аналогично тому, как и к показателю уровня жизни — комплексно, не поддаваясь на сугубо провокационные заявления, оценивающие её только с одной стороны.

Миф третий, один из самых бурно тиражируемых: российские пенсионеры нищают с каждым годом и буквально выкинуты за борт государства.

В попытке использовать в своих интересах пожилых граждан страны, либеральные деятели не останавливаются ни перед чем: оно и понятно, опровергнуть высказывания тиражируемые оппозиционными СМИ толком некому — вышедшим на пенсию гражданам, в своём большинстве уже совсем не до этого. Тут и россказни о том, что, если бы государство только пожелало, то пенсии за счёт тех же продаж нефти выросли бы до небес, и о том что пенсию подчистую съедают инфляция и ЖКХ, и подмена понятий социальной и трудовой пенсии, словом, один из самых лакомых кусочков для провокаций народа.

Читайте так же:  Разница между заявлением и ходатайством

Начнём с последнего — банального подлога. Как известно, в России существует два вида пенсий: социальная и трудовая. Последняя начисляется гражданам, достигшим пенсионного возраста после наработки ими определённого стажа, первая — всем иным, нетрудоспособным и не имеющим права на получение обычной пенсии. Естественно, трудовая пенсия должна быть выше социальной и в России разница между двумя государственными выплатами составляет 40-50%. Различие существенное, а сами названия пенсий, по сути, одинаковы, отсюда и подмена понятий, и крайне выгодный инструмент для игры на общественном мнении.

Далее — пенсии и коммунальные услуги вкупе с инфляцией. Статистика, статистика, ещё раз статистика и знание законов — вот самый лучший ответ на все либеральные домыслы, касающиеся нехватки пенсий на что-либо, кроме самого необходимого. Либеральный козырь с платежами ЖКХ с легкостью бьётся федеральной программой, которая практически полностью субсидирует затраты на коммуналку в случае, если они превышают 22 % от совокупного дохода гражданина, то есть каждого пенсионера. Инфляция же бьётся всеми видам статистик, по самой пессимистичной из которых средний размер пенсии растёт вдвое быстрее потребительских цен. Ну и окончательно добивают домысел оппозиционеров широкий спектр пенсионных льгот (бесплатный проезд, путёвки в санатории), которыми, между прочим, обеспечены граждане далеко не всех западных стран.

И напоследок — неограниченное повышение государством размера пенсии. Тут всё до банальности просто: перед правительством никогда не стояло цели неограниченно повышать пенсии: цель, в среднем 40 % от доходов работающих, без учёта пенсионных накоплений — была успешно достигнута. Сами же пенсии с 2000 года количественно выросли более чем в 10 раз и в среднем оказались на уровне около 15000 рублей, в отличие от пенсионного возраста, который, несмотря на все либеральные страшилки, не увеличивался. Для сравнения, в той же Германии пенсии с 2000 года практически не увеличивались, а возраст выхода на пособие от государства совсем недавно был доведён до 67 лет.

Домысел об фактическом избавлении России от ненужных государству пенсионеров разбит.

Источник фото: imenno.de

Миф четвёртый, один из самых животрепещущих: неудержимый рост цен на бензин.

Главная агитка либералов в сим домысле: в России — нефтедобывающей стране, цены на бензин, несмотря на все заявления власть имущих, за 15 лет выросли более, чем в четыре раза. Размахивание подобным лозунгом перед многомиллионной армией автолюбителей, само собой, приносит множество очков в копилку отечественных либералов. Но и здесь, как всегда, нам преподносится информация не полностью.

В первую очередь, вместе с ростом цен на бензин следует указывать фактический рост доходов россиян за данный период, а он, в плане заработной платы, составил практически 27 раз! Своими словами, в далёком 2001 году на среднюю зарплату россиянин мог купить всего около 200 литров бензина, а в 2015 уже порядка 900 литров. Цена топлива действительно выросла, но гораздо серьёзней возросла возможность рядового гражданина покупать бензин.

Источник фото: novykyiv.in.ua

Также не стоит забывать и про акцизы на бензин, которые увеличивают стоимость топлива и, которые, в итоге, уходят на ремонт и содержание сотен тысяч километров многострадальных российских дорог.

Таким образом, тот домысел, что Россия является крупнейшей нефтедобывающей страной, по каким-то причинам грабящей собственных граждан на продаже топлива, не более чем очередной раздутый и нелепейший миф, появившийся из-за сознательно-поверхностного рассмотрения всей проблемы заинтересованными в ней лицами.

Миф пятый, завершающий: рядовому гражданину в России невозможно приобрести собственное жильё.

Данный домысел либералов весьма и весьма прост и проистекает из первых мифов: народ страны настолько обнищал, что обычному россиянину совершенно не по силам за всю свою жизнь заработать на обычную квартиру в любом более-менее крупном городе или, хотя бы, на дом в селе или деревне. А государство, естественно, ещё и всяческим образом ставит ему палки в колёса.

Согласитесь, давить на тему отсутствия доступного жилья в стране, которое якобы искусственно создаётся правительством — неплохой способ привлечь к себе, так называемый, электорат. Людям негде жить, виновато государство, а, значит, настало время либеральных перемен!

Развенчивается миф банальным изучением государственных программ по поддержке приобретающих жильё граждан, и мимолётным изучением рынка недвижимости.

В социальных сетях, на сайтах агентств можно отыскать тысячи объявлений по продаже квартир, студий, комнат, загородных домов. Люди, несмотря на якобы их нищенские зарплаты, покупают и продают огромное количество недвижимости на первичных и вторичных рынках, в кредиты и единовременной оплатой. Словом, рынок живёт и процветает.

Банки, далеко не по заоблачной процентной ставке, кредитуют людей, требуя первоначальный взнос в размере порядка 10% от всей стоимости жилья. А государство выделяет поистине огромные суммы на разнообразные программы по субсидированию населения. Военная ипотека, материнский капитал, налоговые вычеты на покупку недвижимости, подъёмные для уезжающих в сельскую местность, если вы поставите перед собой реальную цель приобрести жильё, то, имея даже относительно низкооплачиваемую работу, вам будет вполне по силам достичь её.

Главное в этом серьёзном вопросе — скрупулезно и планомерно двигаться, а не ходить по всяческим «русским маршам» и, наслышавшись подобных мифов, требовать от государства халявной подачки. Как говорится: ищущий да обрящет.

Источник фото: webarchive.nationalarchives.gov.uk

Отсюда и плавно вытекает вывод о пресловутой бедности, низком уровне жизни и о невозможности дорогостоящих покупок в стране. Живи, работай, занимайся делом, не жди, обещанной либералами и оппозиционерами всех мастей «манны небесной» — в получении доступного жилья, пенсии и достойной заработной платы государство не останется безучастным.

Источник: http://ruspravda.info/Bednost-kak-porok-liberalnie-mifi-o-nishchete-russkih-20396.html

Порок бедности

— Лилия Николаевна, почему нам никак не удается побороть бедность?

— Прежде всего давайте договоримся, что ее экономическая природа вытекает из неравенства, которое было, есть и будет всегда. В обществе люди всегда не равны. Как по своим возможностям, так и по шансам реализовать их. А это значит, что и бедность будет существовать всегда.

Читайте так же:  Оплата труда по часовой тарифной ставке

И разговоры, что в советском обществе все люди были равны, — абсолютный миф. Да, в СССР существовала очень низкая дифференциация доходов. Разница между заработками 10 процентов самых низкооплачиваемых и 10 процентов самых высокооплачиваемых достигала всего 3-3,5 раза, тогда как во всем мире — не ниже 10 раз. Но зато все остальные блага в советском обществе распределялись в высшей степени неравномерно. Если вы помните, жилье было бесплатным для всех, но очень разного качества, как и медицинское обслуживание. В 1989 году в Академии наук попробовали все эти социальные блага перевести в деньги и включить в доходы. И оказалось, что их реальная дифференциация в СССР такая же, как в Европе.

— При социализме не могло быть бедных. Были малообеспеченные. Ни много ни мало 16 процентов. Так кому же при социализме жилось несладко?

— Самая низкая заработная плата была у работников финансовых институтов, сберегательного банка. А вот военные жили очень даже неплохо. К тому же малообеспеченными считались молодые семьи.

— Теперь все наоборот?

— И понятие бедность тоже. Бедный в Америке — это тот, кто зарабатывает в месяц около 1000 долларов, в Италии черта бедности — около 900 евро. А в Нигерии это состояние.

— Как вообще определяется черта бедности?

— Напомню, первыми подсчитали минимальную потребительскую корзинку в Англии более 100 лет назад. Экономист по фамилии Роунтри рассчитал прожиточный минимум, который представлял из себя набор самых необходимых продуктов и товаров (его потом стали называть потребительской корзиной) для регулирования минимальной оплаты труда. Такой подход — считать корзинку, чтобы определить, какой должна быть минимальная зарплата, — преобладал в Европе более полувека.

В середине пятидесятых зарплаты в Европе и в Америке росли, для большинства стран минимальная оплата труда оторвалась от прожиточного минимума, стала гораздо выше его. Тогда европейцы решили считать бедными тех, кто имеет доход в размере 40-50 процентов от среднего дохода по стране. Этим людям предназначались адресные социальные программы.

— В 1992 году было официально признано, что бедные у нас есть. Бедными было решено считать людей, у которых доход ниже прожиточного минимума. Такие получают право на социальную помощь государства. Прожиточный минимум — это макроэкономический показатель, не предназначенный для оценки уровня жизни конкретного домашнего хозяйства, для борьбы с бедностью. Он пригоден только для определения минимальной зарплаты.

— В России он и для этого не пригоден. Прожиточный минимум сейчас около 2000 рублей, а минимальная зарплата — 600 рублей.

— Это очень опасная ситуация, которая может загнать нас в ловушку бедности. Когда минимальная зарплата ниже прожиточного минимума, который используется для определения нуждающихся в адресной социальной помощи, создаются иждивенческие настроения. Низкооплачиваемые работники начинают мечтать, как им перейти в группу получателей социальных пособий.

С тактической точки зрения куда дешевле содержать бедных за счет социальных трансфертов, чем вывести их на рынок труда. Но с точки зрения поступательного развития общества это ловушка. Я со всей ответственностью говорю, что политика, которой придерживается российское Правительство, ведет в ловушку бедности.

— В чем она заключается?

— В неуклонном росте так называемой застойной бедности. Если в течение года человек не может найти работу, не происходит серьезных изменений в стиле его жизни. Он старается найти возможность заработать деньги, хватается за любую работу. Через два года безработицы это желание затухает, а на третий год наступает переломная точка: человек уже овладевает технологиями проживания в состоянии бедности, попадает в категорию застойно бедных. Вторая переломная точка — 7-8 лет. Если семья столько живет без заработков, то реанимировать ее в рынок труда практически невозможно. Это требует таких усилий, таких реабилитационных программ, которых в нашей стране нет. И денег на эти программы в нашем бедном государстве нет.

В длительной застойной бедности пока что не так много народа, но культура такой бедности уже начинает формироваться. И скоро она станет так же заметна, как люди без определенного места жительства. Чтобы этого не произошло, адресные социальные программы надо направлять в первую очередь на поддержку людей, уже долго пребывающих в бедности. У нас этого не происходит.

— А значит, шансы оказаться в ловушке увеличиваются?

— Не было бы счастья, да несчастье помогло. Ресурсы программ поддержки населения в России не настолько привлекательны, как в Европе. Проводимые программы помощи (а это жилищные субсидии и пособия на ребенка, больше мы нашим бедным не помогаем никак) не могут сократить долю бедности хотя бы на один процент. Размер пособий не позволяет преодолеть черту бедности, не выводит семью из бедных.

Возьмем пример с ежемесячным пособием на детей. Это адресное пособие, оно выплачивается только в том случае, если доходы в семье ниже прожиточного минимума. Его получают 70 процентов семей с детьми до 16 лет. Тогда как по самой пессимистичной оценке, которая была дана в 2000 году, только 45 процентов детей в возрасте до 16 лет подпадали под определение бедных. Так получается по той простой причине, что не можем мы в России хорошо считать доходы населения. И в результате 70 процентов семей получают пособия в размере 70 рублей. Казалось, чтобы поддержать самых бедных, нужно хотя бы в два раза увеличить сумму пособия. В глухой российской деревне 150 рублей — это уже деньги. Но сделать это можно только за счет сокращения числа участников программы. Мы же, наоборот, только расширяем ее границы.

Объяснение простейшее: мероприятия, которые мы проводим якобы для борьбы с бедностью, служат, во-первых, неким популистским целям в период избирательных кампаний. Во-вторых, расширению межбюджетных финансовых потоков. И только в третью очередь — самим целям борьбы с бедностью.

Депутаты перед выборами поднимают прожиточный минимум. Сейчас речь идет о 20 процентах. Парадокс, но это значит, что в 2004 году мы получим рост бедности. Как это ни покажется странным, но повышение прожиточного минимума — всегда шаг против самых бедных, поскольку в программу попадают более обеспеченные. Теперь уже 90 процентов детей будут получать 70-рублевое пособие. Кому от этого будет лучше? Депутату, который увеличит свои шансы на депутатское место в Думе нового созыва, и чиновнику. Чем больше людей участвует в системе распределения социальных трансфертов, тем сложнее ее контролировать, тем более коррумпированной она становится.

Читайте так же:  Патронаж над пожилым человеком после 80

Так же мало отвечает интересам бедных и ориентированная на них госпрограмма социальных льгот. Кто, например, на самом деле получает льготы, дотации по оплате санаторно-курортных путевок и пребывания детей в дошкольных учреждениях, по проезду на транспорте? На 10 процентов самых богатых приходится 32 процента всех социальных льгот и выплат, на 10 процентов самых бедных — всего 3. И такое соотношение сохраняется 10 лет.

— А как же «бедные — наш приоритет»?

— Развернуть эту махину пытаемся несколько лет, но никак не можем. Не можем потому, что в сохранении нынешнего положения дел очень заинтересована бюрократия. Те 10 процентов самых богатых — это не олигархи, которые не участвуют ни в каких исследованиях, это как раз верхушка бюрократии. Сама себе бюрократия ни за что льготы и привилегии не отменит.

В этой ситуации мы пытаемся пустить параллельно ручеек специально для бедных. Но Россия не такая богатая страна, чтобы выдержать и пирамиду для бюрократии (в нее вкачиваются очень большие деньги), и превратить ручеек для бедных в полноценную речку.

— Президент требовал от Правительства удвоения ВВП не только из соображений амбициозного порядка. Предполагается, что рост ВВП будет способствовать сокращению бедности.

— Увы, снижение бедности не есть прямое следствие экономического роста. Более того, на фоне экономического роста происходит увеличение численности бедного населения. Почему? Потому что экономический рост обеспечивает наиболее экономически активная часть населения. А вот доходы бедных не увеличиваются. Но раз растут доходы в целом, значит, растут цены и инфляция. А это, в свою очередь, приводит к росту бедности. Наряду с ростом ВВП должно быть сокращение неравенства в доходах. Вот если у нас наметится сокращение дифференциации на фоне экономического роста.

— Полагаю, неравенство растет.

— В Среднесрочной программе Правительства расписан план сокращения бедности — буквально в процентах по каждому году. Насколько все это реалистично?

Видео (кликните для воспроизведения).

— Угроз для нереализации этой программы очень много. А главная проблема связана, безусловно, именно с рынком труда. У нас много людей, которые в состоянии работать, но они не на рынке труда. И государство должно не декларировать намерения, а запустить конкретные программы по выведению на рынок безработных бедных, по-настоящему повернуться к малому и среднему бизнесу.

Из программы непонятно, будет ли расти минимальная заработная плата. А ведь именно рост «минималки» вкупе с эффективными адресными социальными программами являются определяющими факторами сокращения бедности.

В программе ничего не сказано про реформу бюджетного сектора и сокращение численности бюджетников. А это бы решило другую проблему, провоцирующую бедность, — проблему официально низкой заработной платы.

В первую очередь надо договориться о приоритетах и передать часть бюджетного сектора в частные руки. Ни в одной развитой стране, на которые мы так равняемся, бюджет страны не несет на себе издержки по содержанию бесплатного образования, здравоохранения и ЖКХ. Мы единственная страна, которая пытается это сделать. Но пока безуспешно. Давайте определимся, что будет платно, а что бесплатно. Признаемся: все давно платное, только неформально. Неформальную заработную плату, которая концентрируется в этих секторах, чрезвычайно важно перевести в формальный институт. Тогда выйдет из тени неформальная зарплата, выплачиваемая в других отраслях. У работодателей-частников не будет выбора — иначе квалифицированные работники тут же убегут в бюджетный сектор: там и контракты бессрочные, и банкротств не бывает.

— Эксперты часто спорят, является бедность стимулом или тормозом для развития экономики страны. Ваше мнение?

— Все зависит от того, как долго бедный человек пребывает в состоянии бедности. Если недолго, то это возможно использовать как толчок к экономическому росту: люди за низкую заработную плату могут произвести достаточно качественный товар. А на таком дешевом товаре можно хорошо заработать. Но когда большинство бедных живет за чертой бедности долго, это становится тормозом для развития страны.

В состоянии трехлетней бедности, по весьма оптимистичным оценкам, 5-7 процентов населения. В ближайшие 5 лет в состояние глубокой застойной бедности могут попасть около 10 процентов населения. Это уже много. Страна с таким трудовым потенциалом имеет очень неприглядное будущее. Так что у России есть еще 5 лет.

— О самом спорном: насколько правильно у нас считают бедных. По данным Госкомстата, в первом полугодии 2003 года их было 26,1 процента. Многие убеждены, что цифра сильно занижена.

— Я сейчас выскажу очень непопулярную точку зрения. Я отношусь к тем экспертам, которые считают, что Россия использует высокий прожиточный минимум, что процент бедности завышен.

Источник: http://rg.ru/2003/10/17/bednost.html

Бедность в России – не порок, а гордость парящей над бедняками власти. Почему в России нет работы для россиян, но она есть для мигрантов? В итоге выигрывают российские капиталисты и чиновники. Они богатеют за счет рабского труда низкого качества!

Бедность в России – не порок, а гордость парящей над бедняками власти

Несмотря на впечатляющий экономический рост, случившийся в России в начале этого столетия, проблема бедности у нас так и не была решена. В 2000 году доход ниже прожиточного минимума получали 42,3 млн россиян, к 2007 году эта цифра снизилась до 18,8 млн, но с тех пор практически не менялась, оставаясь близкой к 19 млн.

Одна из причин этой бедности – вопиющая неравномерность распределения доходов в России, где за те же годы появились 100 долларовых миллиардеров, которых в 2000 году еще не было ни одного.

Однако бедность – как работающих, так и пенсионеров – не уникальная черта России. В США в 2014 году зарплату ниже прожиточного минимума получали более 9,5 млн человек (6,3% работающих), во Франции – около 2,5 млн (9% от числа занятых). Доля бедных среди пенсионеров была еще больше. Но при этом надо знать, что прожиточный минимум в США оценивается сегодня выше российского в 6,3, во Франции – в 7,2 раза. И практически ни в одной из развитых стран граждане с доходами, не превышающими черту бедности более чем в полтора раза, не платят подоходного налога.

Уникальность же России проявляется именно в удивительном пренебрежении государства к нуждам своих малообеспеченных граждан.

Власти США, Франции и других стран Европы уже много десятилетий назад запустили программы адресной помощи малообеспеченным. В Америке, которая считается очень либеральной страной, таких программ десятки.

Читайте так же:  Какой чемодан можно брать в ручную кладь

Сегодня бедные американцы покрывают от 15 до 30% расходов на питание за счет бесплатных продуктовых талонов. На это США тратят больше денег, чем РФ на оборону, а число охваченных этой программой граждан – 40,3 млн. Одинокие люди и семьи с низкими доходами могут получить в месяц чеки на сумму до $640, которые принимаются в оплату продуктов (кроме сигарет и алкоголя).

Для пожилых американцев есть много других программ неденежной поддержки, важнейшая из них – медицинская. Она распространяется на 74 млн человек с доходами менее 133% от прожиточного минимума, а ее бюджет в 2018 году – $629 млрд. 76% из более 1 млн операций по замене суставов, сделанных в США в прошлом году, были оплачены из этого источника.

В России, где пенсионеров лишь на 3% меньше, чем в США (46,5 против 47,8 млн), подобная помощь оказывается в 25 раз реже. Я не говорю уже о прочих пособиях – детских, на дополнительное образование, по безработице и т.д. – соизмеримых с теми потребностями, которые призваны обеспечить.

Все эти недешевые программы являются своеобразной платой государства за социальные мир, выступая и важнейшим средством утверждения общественной солидарности и банального гуманизма. С экономической точки зрения, они тоже выгодны, так как увеличивают общий спрос и поддерживают экономический рост.

Российская бедность отличается от американской и европейской прежде всего тем, что брошена на произвол судьбы. В России нет фактически программ по социальному жилью. Тогда как во Франции и Германии 15-17% населения живет в квартирах, где не только коммунальные услуги, но и цена найма субсидируется государством. А в США застройщики обязаны продавать часть квартир малоимущим (по их меркам!) гражданам по ценам в 2-3 раза ниже рыночных. На пособие по безработице там можно жить так, как и не снится миллионам наших «работающих бедных».

И я не могу согласиться с мнением Юрия Васильева, руководителя администрации главы Чувашии, что у нас люди живут плохо, потому что плохо и мало работают. Нет, они в большинстве своем живут плохо, потому что не удосуживаются призвать к ответу не выполняющие свои обязанности власти.

Конечно, Россия не может содержать своих малообеспеченных граждан на таком уровне, какой достигнут на Западе. Однако никто не мешает нам ориентироваться на показатели, пропорциональные степени нашего экономического развития. Скажем, если сравнить социальные расходы российского и немецкого федеральных бюджетов, будет разрыв в 6-7 раз не в нашу пользу.

Причем в России еще значительные средства, выделяемые по этой линии, тратятся неэффективно (как в случае со школьным питанием). Или вообще не по адресу (улучшают жилищные условия за бюджетный счет в основном и так не бедствующие чиновники).

Почти двести лет назад Шарль Фурье сказал, что «в цивилизации бедность рождается из самого изобилия». Рыночные принципы не предполагают равенства – напротив, в своем свободном виде ведут к дикому социальному и имущественному расслоению. И потому основная роль государства, выбравшего рыночный путь, должна состоять в исправлении этого базового изъяна, а борьба с бедностью – служить главной задачей.

Что препятствует реализации в России этой задачи? В первую очередь, я думаю, совершенно особое отношение наших граждан к государству, а государства в лице его чиновников – к народу. В успешных обществах чиновники исходят из того, что максимизация социальных расходов есть благо, а не проблема. Объемы выдачи всяческих пособий, льготного жилья – служат показателем качества работы администрации. При этом чиновники лишены возможности на этом заработать – а граждане, зная свои права, не мыслят дать им взятку. И вся пирамида бюрократии на местном и национальном уровнях завязана на выборность первых лиц, заинтересованных, чтобы люди были довольны результатами их руководства.

В России – все наоборот. Обязанности чиновников обозначены крайне невнятно, любое решение требует сложных согласований, и потому лучше не делать ничего, чем потом отвечать за последствия. «Ответственные лица» очень близки к распределяемым ими деньгам, и поэтому их решения могут быть легко «коммерциализированы».

Наконец в России нет чиновника, который ощущал бы себя чем-то обязанным гражданам – карьерный рост зависят не от них, а от высшего начальства, которое по сути назначается путем мнимых выборов. И в этих условиях ожидать, что власть будет служить народу – просто наивно.

Бедность в России – не порок, а состояние граждан, подчеркивающее особость и значимость их правителей. И ища ответ на вопрос, удастся ли властям сократить вдвое долю бедных россиян к 2024 году, как они сулят, стоит помнить, что за минувшие 12 лет число бедняков у нас практически не изменилось. Откуда же при тех же действующих лицах и порядках взяться радикально иным результатам?

Почему в России нет работы для россиян, но она есть для мигрантов?

Сколько раз уже в СМИ проводились дискуссии под лозунгом «Почему россияне не хотят работать?» В ходе этих дискуссий специально приглашенные «эксперты» часто озвучивают тезис: «Вот мигранты же приезжают и сразу находят работу! Значит, местные просто не хотят работать!»

Лживость и софистика такой позиции очевидна. Эти «эксперты» просто озвучивают отработанную версию того, чем объяснять массовый завоз в Россию низкокачественного контингента.

Аргумент, будто бы мигранты лучше и качественнее работают, и вовсе смешон. Последствия их работы давно уже стали предметом шуток у населения, а для властей — возможностью ежегодно переделывать то, что вроде бы завершили еще в прошлом году, заново выделяя на это бюджет. Да и как возможно быть качественным специалистом без образования, навыка работы и владения языком страны?

Мигранты активно мотивированы искать работу в России из-за разницы валютных курсов. Здесь мигрант зарабатывает огромные по своим меркам деньги. За пару лет он сможет купить на них на своей родине недвижимость и открыть бизнес.

Россиянин же, работая по 10 часов в день, так и не выберется из нищеты, потому что живет в российских ценах, а не в ценах Таджикистана.

Часто приводится аргумент, что наша экономика нуждается в мигрантах, так как экономический рост опережает появление новых специалистов на рынке труда. Однако с 2007 года этот аргумент не действует. Экономика падает, работы все меньше, ее не хватает даже своим, а не то что лицам без языка и гражданства.

Почему же мигранты по-прежнему так легко находят рабочие места?

Читайте так же:  Берут ли с пенсионеров налог на квартиру

Коллективизм и общинность — традиционны для азиатов и кавказцев, да и вообще любых иностранцев в чужой стране. Вместе им проще стать бригадами и находить подряды.

Мигрантам помогает местная диаспора, куда они платят взносы, а влиятельный человек из их круга находит им работу, всячески умасливая нужных людей и стимулируя их откатами.

Зачем бесплатно нанимать «местного Ваню», когда за Алимжона или Бахтияра в карман мелкого решалы упадет некая сумма?

Мигранты из Средней Азии лучше адаптированы к условиям тотальной коррупции и элементам феодализма, установившимся в современной России.

То, что мы считаем деградацией, для них — обычная реальность. Начальнику надо платить за рабочее место процент от зарплаты, любая справка и проверка покупается, деньгами решается вопрос качества твоих товаров и услуг.

Так наша среда разлагается и погрязает в коррупции, а прикормленные люди дают мигрантам зеленый свет, закрывая при этом путь к рабочим местам для местного населения.

И мигранты действительно более мотивированы.

Чем ехать в узбекский кишлак и собирать хлопок для местного бая практически бесплатно, куда лучше жить в Москве, пусть даже в подвале.

Россия (особенно Москва) в сравнении с Таджикистаном или Узбекистаном — страна больших денег, доступных и развратных белых женщин, большего порядка и меньшего насилия — фактически Эльдорадо для среднего Алишера.

Вот только что выигрывает сама Россия от завоза не ассимилируемых культурно, религиозно и этнически чуждых людей?

Мигрант дешев. Стоимость его труда столь низка, что позволяет экономить в масштабах всей экономики миллиарды рублей. Вот только в условиях России эта экономия превращается в разворовывание.

У нас архаичная экономика. Последние 10 лет страна живет в режиме контролируемого падения, а власти дают понять, что у них все хорошо — и поэтому улучшений не будет.

Местные жители с дипломами и мечтами взять ипотеку, завести семью, работать официально и желательно с карьерным ростом, ищут работу с зарплатой от 25 000 рублей. Но вакансии в России на 90% предполагают однообразный, примитивный труд охранников, водителей, продавцов и разнорабочих на стройках.

Местному противостоит гастарбайтер, у которого нет образования и он его не ценит, ему не нужна ипотека, соц.защита, карьера и переезд в столицу, а главное — он согласен на вдвое меньшую оплату труда. Его устроит возможность покупать дешевую еду и отсылать домой пару тысяч рублей в месяц. И график работы не важен.

Так кого предпочтет бизнес? Ответ очевиден.

Виноват ли гастарбайтер, что его предпочитают в России? Нет, он просто ищет способ выжить.

Виноват ли россиянин, что ему нет места в собственной стране? Нет, он делает все, что может, просто у бизнеса и государства свои экономические интересы, им нужны работники подешевле.

В итоге выигрывают российские капиталисты и чиновники, которые кормятся за счет трудоустройства мигрантов и крышевания тех из них, кто работает нелегально. Они богатеют за счет рабского труда низкого качества.

Мигранты же занимают рабочие места местных, ухудшают социальную, трудовую и криминальную ситуацию в стране, привозят свою культуру и обычаи, активно поддерживают коррупцию и деградацию, тем самым еще больше растлевают наше общество.

И пока мигранты выгодны бизнесу и чиновникам, они так и будут приезжать в Россию, а местные так и не будут получать хорошую зарплату и социальную защиту.

Источник: http://kprf-kchr.ru/?q=node/14622

Бедность в России не порок, а образ жизни

По данным Росстата, количество бедных граждан в нашей стране продолжает увеличиваться.

Бедным может быть признан человек, доход у которого ниже прожиточного минимума. Число таких жителей в России по состоянию на прошедший период текущего года составляет 18,6 млн человек, или 12,7% от общего числа проживающих граждан. Относительно года этот показатель вырос.

Такую тенденцию специалисты объясняют ростом прожиточного минимума во втором квартале 2019 года (в этот период основные группы продовольственных товаров росли в цене темпами, превышающими инфляцию), в то время как она сама за год составила 5%, а рост доходов на душу населения — 5,6%.

Источник: http://urhelp.guru/novosti/bednost-v-rossii-ne-porok-a-obraz-zhizni.html

Почему бедность — не порок, а нищета — порок? Согласны с этим, почему?

Ф.М.Достоевский. Преступление и наказание.

— Милостивый государь, — начал он почти с торжественностию, — бедность не порок, это истина. Знаю я, что и пьянство не добродетель, и это тем паче. Но нищета, милостивый государь, нищета — порок-с. В бедности вы еще сохраняете свое благородство врожденных чувств, в нищете же никогда и никто. За нищету даже и не палкой выгоняют, а метлой выметают из компании человеческой, чтобы тем оскорбительнее было; и справедливо, ибо в нищете я первый сам готов оскорблять себя.

Мармеладов, герой романа Фёдора Достоевского, всего лишь вымышленный персонаж, в уста которого автор вложил некие рассуждения. Даже необязательно, чтобы сам Фёдор Михайлович думал именно так.

Часто можно услышать эти слова и в наше время:

Верны ли они? В целом да, верны. Ведь что такое порок? Допустим, у человека есть физический недостаток — хромота, глухота, отсутствие конечности. Это порок физический. Но гораздо чаще пороком называют то, что осуждается Богом и людьми — воровство, лживость, пьянство, чревоугодие, прелюбодеяние, злословие, зависть, подлость, месть и т.п.

И тогда уже имеется ввиду, что человек порочен нравственно и душевно (именно от слова «порок»). И это порицается и почти не лечится. А бедный человек может через какое-то время стать обеспеченным и даже состоятельным. Значит, бедность не порок.

Бедность никем не порицается, как, впрочем, и нищета. Ведь нищим человек становится не по своей воле, а ввиду тяжело сложившихся обстоятельств, это, по сути, очень сильно бедный человек. И нищета тоже может быть с лёгкостью исправлена, если человек к этому стремится и если удачно сложатся обстоятельства. Почему же мы не должны осуждать бедных и даже нищих? Потому что есть золотые слова, о которых знает каждый:

Здесь имеется ввиду именно сума нищего. Примеров можно привести большое множество, но остановимся на одном из последних — Кокорин и Мамаев. Именно порок пьянства привёл их к заключению, а ведь вряд ли они такое могли себе вообразить всего лишь месяц назад

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/3058457-pochemu-bednost-ne-porok-a-nischeta-porok-soglasny-s-etim-pochemu.html

Бедность в россии не порок, а образ жизни
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here